August 21st, 2021

promo nampuom_pycu march 2, 2019 22:20 27
Buy for 20 tokens
Предшественники Мордехая Леви (Карла Маркса) всё время спотыкались об утверждения своих политических оппонентов, которые в ответ на критику социалистами существующей капиталистической системы просили их предоставить план будущего общественного строя, отличного от капитализма. Ответить на…
хер знает кто

Ульянов по кличке «Ленин» в Стокгольме.

Ленин в Стокгольме (апрель 1917 года).

       Представляем любопытную историческую фотографию. Сделана она в апреле 1917 года в Стокгольме. Слева Ульянов по кличке «Ленин», который оказался в Швеции проездом, направляясь с прочей агентурой из Швейцарии в Россию в «пломбированном вагоне» (на самом деле в трёх поездах и спецвагоне, охраняемом германскими офицерами).
       В центре Туре Нерман (Ture Nerman), известный шведский социал-демократ. Справа Карл Линдхаген (Carl Lindhagen), тоже социал-демократ и бургомистр Стокгольма в 1903-1930 годах. На фотографию не попал их соратник Фредерик Стрём (Fredrik Ström). Вполне возможно, он фотографирует. [Читайте беседу с ним под спойлером внизу...] Collapse )
[Беседа В.И. Ульянова по кличке «Ленин» с Фредриком Стрёмом.]
Беседа В.И. Ульянова по кличке «Ленин» с Фредриком Стрёмом.

       «Однажды в начале апреля я получил телеграмму от одного друга из Швейцарии о том, чтобы быть готовым по телеграфному вызову выехать в Треллеборг и встретить там несколько человек, которые с важным заданием должны проехать через Швецию с согласия шведского правительства. На следующий день я узнал от гусского инженера Воровского, который жил в Стокгольме, а возможно, от одного польского эмигранта, что должен приехать Ленин и несколько его друзей. 10 или 11 апреля я получил сообщение, что я должен быть в Треллеборге 12-го утром. У меня в этот день было важное совещание в городском муниципалитете или в подготовительной комиссии, что помешало мне выехать, поэтому я телеграфировал руководителю левой рабочей организации в Мальме Отто Гримлунду, попросив его встретить и проводить Ленина и его друзей в Стокгольм. Гримлунд согласился, но к его разочарованию Ленин не приехал. Он прибыл лишь вечером на другой день, а уже утром следующего дня вместе со своими товарищами и Гримлундом был в Стокгольме, где его встречали Карл Линдхаген, Туре Нёрман, К. Н. Карльсон, Карл Чильбум и я.
       Я снял с десяток комнат в гостинице “Регина” на Дроттнинггатан и заказал кофе, яйца, масло, хлеб на несколько десятков человек. Их, кстати, было более двадцати. Они были бедно одеты, несли большие узлы и потертые чемоданы. Портье не хотел их пускать, решив отослать в одну из гостиниц в квартале Клара. Когда я запротестовал и гарантировал, что гостиница будет оплачена, портье пропустил гусских...
       Ещё на вокзале Ленин заявил, что торопится домой, в Россию... поэтому сможет остаться в Стокгольме только до вечера. Он почти бежал в гостиницу, так он спешил. Ленин был одет, как рабочий, вышедший на воскресную прогулку в неустойчивую погоду: длинное пальто, в котором он почти утопал, зонтик, мягкая фетровая шляпа, очень потёртая, ботинки с толстыми подошвами, пригодные и для снега, и для дождя. У него были усы, коротко остриженная бородка, выразительные живые глаза, быстрые жесты. Несмотря на небольшой рост он казался локомотивом. В этом скромном человеке жили удивительные силы. Но это видели не все.
       Гусские быстро покончили с завтраком, после чего Ленин пригласил меня в свою комнату для разговора. Беседа длилась около часа, затем Ленин встал и сказал:


       – Нам необходимо пговести заседание со шведами и запготоколиговать его.

       Разговор с Лениным вёлся на немецком языке и касался многих вопросов. Он сказал, например:

       – Гусская геволюция только начинается. Она является пгодолжением геволюции 1905 года. Это ещё бугжуазная геволюция, вызванная войной и недовольством габочих. Эта бугжуазная геволюция должна пегегасти в пголетагскую. Бугжуазию поддегживают пгавые элементы габочего движения, социал-патгиоты, котогые хотят пгодолжать импегиалистическую войну. Мы выставим тгебование хлеба, мига и свободы. Кадеты, октябгисты и помещики пгимкнули к настоящей геволюции в надежде избежать геволюции пголетарской и кгестьянского бунта. Мы должны создать конвент габочих, солдат и кгестьян.

       Я спросил:
       – А не может ли распыление сил революции привести к её поражению?


       – Напготив! Геволюция пойдет на убыль, если мы не будем действовать и не возьмем гуководство в свои гуки. Гусская геволюция послужит сигналом к началу геволюций в Гегмании, Австгии и Польше. Они смогут победить, если только это будут геволюции пголетарские. Если это будут геволюции мелкобугжуазные, они станут огудием в гуках капиталистов и власть снова попадет к кгупному капиталу и импегиалистам. Мы должны учиться на угоках фганцузской геволюции и Пагижской коммуны... Пгавые социал-демокгаты этого не понимают. Они будто с завязанными глазами идут через истогию и вгемя.

       – А не приведут ли мирные акции сейчас к сепаратному миру, который может предать западные демократии и привести к победе императоров?

       – Ведущаяся война является импегиалистической и должна быть пгевращена из войны захватнической в войну между эксплуататогами и эксплуатигуемыми; эта новая война пгинесет миг и свободу всем нагодам... Геволюция будет пгодолжаться, пока пголетагиат не победит во всех стганах.

       – Но есть ли гарантии для этого?

       – Гарантии это геволюция в пгоизводстве и обладающий классовым сознанием пголетариат. Мы идем навстгечу эпохе великих войн и геволюций. Совегшенно новый общественный погядок не может быть создан за один день, или год. Геволюция – это локомотив истогии. И мы его машинисты Гусская геволюция – это только пгелюдия.

       – А как будет с демократией и внутренней свободой? Мы, шведы, любим мир, демократию, и мы большие индивидуалисты.

       – Шведы очень огганизованный и культугный нагод, но вы – пацифисты. Даже вы, самые кгайние левые, – пацифисты. Ваши кгупные бугжуа видят это яснее, чем вы. Цагская, импегиалистическая Госсия была и остаётся опасностью для скандинавских нагодов. Вы не можете встгетить цагскую агмию с молитвами, без огужия.
       Гусская геволюция освобождает вас от военной опасности. Финляндия должна стать свободной, – пегвой из всех стган... Геволюционная Госсия должна освободить завоеванные цагизмом и угнетаемые нагоды. Немецкая геволюция освободит Польшу, Эльзас-Лотарингию и Шлезвиг, австгийская геволюция – Богемию и Венггию и т.д. Эту освободительную миссию не может выполнить бугжуазная геволюция; только пголетагиат, свободный от капиталистических интегесов, способен на это.

       – А не приведет ли непрерывная революция к опасности военной диктатуры?

       – Да, газумеется, если габочие не возьмут в свои гуки агмию. Иначе бугжуазная военщина при поддегжке монополистов захватит гуководство геволюцией и контггеволюция победоносно пойдет из одной стганы в дгугую. Такая опасность есть сейчас в Госсии. Кегенский будет зависеть от цагских генегалов.

       – А как все же будет с внутренней демократией в этих условиях?

       – Товагищ Стгём, а как обстоит дело с Либкнехтом в Гегмании, с Макдональдом в Англии, с Хёглундом в Швеции? Это демокгатия? Это свобода слова? Это личная безопасность? Бугжуазная демокгатия гнила и фогмальна. Как обстоят дела с пголетагиатом в Швеции? Имеет он пгаво голоса, социальную безопасность, гагантии от эксплуатации? Нет, вы же сами были вынуждены погвать с Бгантингом, и пгавильно сделали. А ведь в Швеции наиболее развитая бугжуазная демокгатия в миге. Социалистическая геволюция пгинесет действительную свободу и демокгатию. Слова Магкса о коготком пегеходном пегиоде диктатугы пголетагиата означают только то, что основной пгоизводящий класс бегёт гуководство над всеми ганее угнетавшимися. Пголетагская диктатуга означает центгализацию сил, но не отменяет демокгатии.

       – Но мы критикуем Брантинга за его слишком централистские и недемократические методы в партии. Мы не верим в пользу централизма и придерживаемся старых взглядов на свободу и права.

       – Бгантинг умнее вас, но его политика ошибочна. Он мелкий бугжуа, меньшевик, верит в Антанту, вместо того чтобы вегить в пголетагиат, но он умнее, чем многие из вас. У вас есть геволюционный дух, а дух важнее, чем фогма и метод. Истогия научит вас пгавильным методам. Истогия – чегтовски хогошая мастегица учить.
       Затем Ленин добавил:
       – Мы должны посетить в тюгьме Хёглунда.

       Я позвонил в Ленгхольм, и мы получили разрешение прийти в 4 часа дня. Ленин развивал еще некоторое время свои взгляды на настоящее и будущее. Однако чувствовалось, что его что-то беспокоит.

       – Мы взяли в долг, – сказал вдруг Ленин, – несколько тысяч кгон на поездку у одного дгуга по пагтии, швейцагского фабгиканта.
       Не могли ли бы вы занять у габочих огганизаций несколько тысяч крон? Дорого стоит поездка через вашу длинную страну и через Финляндию.



       А несколько сот крон не могут спасти отца «гусской демокгатии»? Я обещал попытаться и позвонил в несколько профсоюзов, а также директору нашего книжного издательства и Фабиану Монссону, чтобы они провели сбор денег в риксдаге. Фабиан раздобыл несколько сот крон, он, между прочим, подошел и к Линдману, который был министром иностранных дел. “Я подпишусь охотно на сто крон, только бы Ленин уехал сегодня”. Несколько буржуазных депутатов риксдага тоже подписались, так как Фабиан сказал: “Они будут править Россией завтра”. Сам Фабиан тогда этому не верил, но это помогло, и он оказался прав. Мы получили несколько сот крон, и Ленин был доволен. Только благодаря этому он смог заплатить за гостиницу и купить билеты. Он был бедным человеком.
       Затем Ленин попросил организовать встречу с некоторыми левыми шведскими руководителями рабочего движения. В их числе были Карл Линдхаген, Карльсон, Чильбум, Нёрман и Фредрик Стрём. Фабиан Монссон и Ивар Веннерстрём тоже должны были прийти, но им помешало заседание в риксдаге. Из русских в этой встрече участвовали Ленин, Зиновьев, Радек и еще несколько человек, имен которых я сейчас не помню. На собрании председательствовали Линдхаген и Ленин. Линдхаген произнес речь на тему “Свет с востока” (“Ex oriente lux”). Ленин выступил со специальным сообщением. Он объяснил цель нашего собрания.


       – Можно ожидать, – заявил он, – что поездка гусских в пломбигованном вагоне через Гегманию и Швецию, для того чтобы вегнуться домой, будет истолкована как спекуляция со стороны Гегманской импегии и вызовет подозгения геволюционегов. Естественно, немецкое пгавительство, давая газрешение на пгоезд, спекулиговало на нашей оппозиции бугжуазной геволюции, но этим надеждам не суждено оправдаться. Большевистское гуководство геволюцией гораздо опаснее для немецкой импегаторской власти и капитализма, чем гуководство Кегенского и Милюкова. Мы нуждаемся, – сказал Ленин, – в документе, подписанном высокоуважаемыми в России шведскими партийными товагищами, в котором бы указывалось, что мы поступили пгавильно, возвращаясь домой через Гегманию. Мы уже получили аналогичные документы от фганцузских и швейцагских пагтийных товагищей.

       Мы заявили о готовности подписать такой документ...
       После того как мы подписали заявление, Ленин пожал нам руки. Потом во время ленча мы ели в гостинице шведский бифштекс. Я был поражен количеством соли и перца, которое Ленин сыпал на бифштекс. Я предостерег его, сказав, что он наносит вред не только кровеносным сосудам, но и желудку. Ленин рассмеялся и сказал:


       – Нужно съесть много соли и пегца, когда едешь домой дгаться с цагскими генегалами и оппогтунистами-Кегенскими.

       За столом я произнёс небольшую речь и приветствие от имени новой левой партии, которая вскоре должна была конституироваться.

       – Тогда мы пошлём делегацию с флагами и поздгавлениями, – сказал Ленин.

       Линдхаген тоже сказал несколько слов: “Я выступаю как за Ленина, так и за Керенского”. Ленин рассмеялся.
       После ленча гусские провели свое совещание, которое заняло много времени, и поездка к Хёглунду в Ленгхольм не могла состояться. Поэтому была послана приветственная телеграмма заключенному в тюрьму борцу за мир, подписанная Лениным и Фредриком Стрёмом. Это единственная телеграмма, в которой моё почти неизвестное имя стоит рядом с именем великого революционера...
       Проводить Ленина на Центральный вокзал собралось очень много народу. Беспрерывно раздавалось “ура”. Ленин получил от одной дамы огромный букет цветов, который совершенно скрыл его. Он выглядел смущённым и растерянным.
       Поезд с Лениным тронулся в путь на север. Ленин ехал навстречу своей всемирно-исторической миссии».


© «Воспоминания о В.И. Ленине», т. 5, стр. 106-112.