Патриот Руси (nampuom_pycu) wrote,
Патриот Руси
nampuom_pycu

Categories:

В.И. Вернадский: «Любовь к Сталину – фикция. Все воры в партии, а мильоны людей в положении рабов…»



       Владимир Иванович Вернадский (12 марта 1863 года, г. Санкт-Петербург, Российская Империя – 6 января 1945 года, г. Москва, СССР) относится к той части научной интеллигенции, которая восторженно приняла катастрофу 1917 года, и до конца жизни не смогла избавиться вполне от «красного» морока. Тем ценнее его наблюдения и признания, при столкновении с реальным строем, который «профессиональные революционеры» построили вместо исторической России.
       
       21 января 1941 года:
Это модный теперь курс, взятый в Академии, – аналогичный тому яркому огрублению жизни и резкому пренебрежению к достоинству личности, который сейчас у нас растёт в связи с бездарностью государственной машины. Люди страдают – и на каждом шагу растёт их недовольство. Полицейский коммунизм растёт и фактически разъедает государственную структуру. Всё пронизано шпионажем. Никаких снисхождений. Лысенко разогнал Институт Вавилова. Любопытная фигура: властная и сейчас влиятельная. Любопытно, что он явно не дарвинист: [но] называет себя дарвинистом, официально [к] таковому приравнен. Всюду всё растущее воровство. Продавцы продуктовых магазинов повсеместно этим занимаются. Их ссылают – через много лет возвращаются, и начинается та же канитель. Нет чувства прочности режима через 20 с лишком лет [после революции]. Но что-то большое всё-таки делается – но не по тому направлению, по которому «ведёт власть».

       1 февраля 1941 года:
       Назначение Берии: генеральный комиссар государственной безопасности диктатор? В связи с упорными толками о безнадёжном положении Сталина (рак?) и расколе среди коммунистов (евреи – английской ориентации, Молотов немецкой?) – перед XIX съездом коммунистической партии...

       4 февраля 1941 года:
       Много лишнего, давление, сыск и формализм невежд и дураков: с одной стороны, – идейные, с другой полицейские... часть крупнейших ученых арестована. Среди них такие крупные люди, как Болдырев, Туполев и многие другие, выбор которых [в Академию] был бы несомненным.

       17 февраля 1941 года:
       Колхозы все более превращаются – вернее, утверждаются – как форма 2-го крепостного права – с партийцами во главе. Сейчас, [в связи] с разной оплатой при урожае, выступает социальное неравенство.

       20 февраля 1941 года:
       Газеты переполнены бездарной болтовнёй XVIII съезда партии. Ни одной живой речи. Поражает убогость и отсутствие живой мысли и одарённости выступающих большевиков. Сильно пала их умственная сила. Собрались чиновники – боящиеся сказать правду. Показывает, мне кажется, большое понижение их умственного и нравственного уровня по сравнению с реальной силой нации. Ни одной почти живой мысли. Ход роста жизни ими не затрагивается. Жизнь идёт – сколько это возможно при диктатуре – вне их.

       24 апреля 1941 года:
       Это общее явление, создающее неудобство жизни в нашей стране, – одно из проявлений гниения государственного аппарата, общественно-политическое явление резко отрицательного характера. Всё будущее зависит для России от того, победит ли оно или [победит] ему противоположное – [то] положительное и большое, что у нас делается. – Кто знает? Каковы реальные – нами, к сожалению, не улавливаемые – формы происходящего процесса?

       26 апреля 1941 года:
       Настоящая история шла стороной – и пришла к большевизму. Но, в другой форме его, охватило разложение и большевизм: так или иначе, мильоны людей (НКВД) попали в положение рабов, и идёт развал – все воры в партии и только думают, как бы больше заработать.

       27 апреля 1941 года:
       Я всё более и более убеждаюсь, что главный наш брак – наркомы и другое начальство. Оно ниже среднего уровня, например, научного работника или физического рабочего.

       3 мая 1941 года:
       Вчера днём была Мария Павловна Белая, одна из моих старых работниц по Биогелу. Она работала в Петербурге у Н.И. Вавилова над анализом семян ржи, собранных с огромными затратами из всего Союза. Когда мы приступили к работе, то оказалось, что de facto из того, что числилось, осталось не много. Огромный научный труд Н.И. Вавилова был уничтожен чиновниками... Огромное количество – тысячи, сотни тысяч и мильоны – страдающих невинно людей. Это – язва, которая скажется при первом серьезном столкновении.

       8 мая 1941 года:
       Вынуждены считаться с партийной «общественностью», которая всецело проникнута полицейским сыском и [полицейскими] способами действия. Это – то разлагающее, которое сказывается на каждом шагу.

       11 мая 1941 года:
       Любопытной чертой нашего времени являются некоторые неожиданные и непонятные черты организованного невежества – патологическое явление, однако очень глубоко влияющее на жизнь. Два явления здесь бросаются в глаза.
       Первое – запрещение синоптических карт, искажение одно время высоко стоявшей работы Главной физической обсерватории. Не только не печатаются карты – исчезли в работе циклоны и антициклоны.
       Второе [явление связано с] географическими картами. Всё искажено, и здесь цензура превзошла всё когда-то бывшее. Вредители сознательные и бессознательные слились. Дерюгин не мог напечатать карт Японского и Охотского морей. Дурак цензор ему сказал, когда он показал ему опубликованную японскую карту: «А может быть, они нарочно это напечатали, чтобы провести нас?»

       14 мая 1941 года:
       В Баку сильно ухудшились условия жизни. Всё привозное – всего не хватает. Ещё – войска.
       ...Жалуется на рознь азербайджанцев с русскими – стремление всех заместить местными. Его и тому подобных людей, выдающихся и нужных, не трогают – но замещение местным человеком каждой вакансии, часто в ущерб возможному лучшему русскому кандидату, [встречается] на каждом шагу.

       17 мая 1941 года:
       Все считают, что это переговоры Германии с Англией за наш счёт. Говорят, что немецкие войска [находятся] на [нашей] границе. Думают, что они с нами не будут церемониться – и пустят в действие газы.
        И в то же время ослабление – умственное – коммунистического центра, нелепые действия властей (мошенники и воры проникли в партию), грозный рост недовольства, всё растущий. «Любовь» к Сталину – есть фикция, которой никто не верит.

       19 мая 1941 года:
       Большое возбуждение вызывает бегство или поездка Гесса в Англию. Рассказывают о возможности войны с Германией. Официальные влиятельные круги скорее ближе к английской ориентации. Я боюсь, что официальная лесть и пресмыкательство ЦК партии принимает за реальность. А между тем грозно всюду идёт недовольство, и власть, окружённая морально и идейно более слабой, чем беспартийная, массой, может оторваться от реальности.
       Большинство думает, что мы и наша армия не можем бороться с немецкой [армией].
       Я думаю, что в конце концов немцы не справятся [с нами] – но фикция революционности, которая у нас существует, где две жандармские армии и мильоны каторжников (в том числе цвет нации), не может дать устойчивости.

       20 мая 1941 года:
       В сущности, эта организация Института введена в 1938 году распоряжением Кагановича (как бы постановлением [Академии]). Маразм научной работы при наличии талантливых и работящих людей – явно благодаря гниению центра. Безответственная роль партийной организации из молодежи, фактически схватившей только верхи и этого не сознающей и в то же время все усилия которой направлены на «лучшую» жизнь – на всяческое получение денег. Кашкины, Коневы и т.п. [партийцы] представляют организацию в организации и в значительной мере искажают структуру Академии... Чувство гниения направляющих центров.
       5.V.1941 года Сталин стал председателем Совнаркома, Молотов – его заместителем. Личная диктатура выявилась наружу. Говорят, он вылечился.

       27 мая 1941 года:
       Второй раз писал Сталину о заграничной командировке, по совету Луначарского. Я упомянул о том, что пишу ему по совету Луначарского.
       Луначарский говорил мне, что он получил выговор [от] Сталина – как же я могу вмешиваться в эти дела, беспартийный. Мне кажется, с 1930 года в партийной среде впервые осознали силу Сталина – он становится диктатором. Разговор со Сталиным произвёл тогда на Луначарского большое впечатление, которое он не скрывал.

       28 мая 1941 года:
       1932 год. – На Украине голод. Он произведён распоряжениями центральной власти – не сознательно, но бездарностью властей. Доходило до людоедства – хотя украинское правительство исполняло веления Москвы. Крестьяне бежали в Москву, в Питер много детей вымерло. В то же время в связи с неприятием колхозов (Второе (народное) Крепостное Право – Всесоюзная (народная) Коммунистическая Партия) [последовали репрессии].

       1 июня 1941 года:
       Грубое постановление Президиума об Институте по экономике. Это всё наследие коммунистической Академии. Там всегда был, в общем, резко более низкий научный уровень и всегда был делёж пирога и чисто буржуазное желание больше зарабатывать – [это] так характерно для партийных работников Академии, для «секретарей»: «Ученые коты могут рассуждать только от печки». Мы все это видим и знаем – в академической среде партийный состав среди научного персонала явно ниже [беспартийных]. Интриги – характерное явление среди партийцев, к сожалению и к огромному вреду для государства.

       12 июня 1941 года:
       Власть находится в новых руках и [осуществлены] основные стремления социализма – без свободы личности, без свободы мысли. Но это не ноосфера – и совершенно иначе будет оценена творческая деятельность В.И. Ульянова-Ленина. [У него была] неизлечимая болезнь? И.П. Павлов относился к нему иначе, считая, что это – патологический тип волевого «преступника».
Чувство непрочности и преходящести [существующего] очень сильно растёт.

       13 июня 1941 года:
       Поразительно пала умственная их сила и удивительно количество в партии «хозяйственников» (теперь это слово даже не употребляется, как несколько лет тому назад). Аппарат партийный даже в Академии очень низкого уровня.

       16 июня 1941 года:
       Невольно мысль направляется к необходимости свободы мысли как основной [составляющей], равноценной основной структуре социального строя, в котором личность не является распорядителем орудий производства. Равенство всех без этого невозможно. Но оно и невозможно без свободы мысли. Наш строй это ярко показывает, когда мильоны людей превращены – «на время» – в заключенных: своего рода рабство.

       19 июня 1941 года:
       Среда, окружавшая Горького (один Ягода чего стоит), явно была подозрительна.
       Говорят, что Германии [нами] был предъявлен ультиматум – в 40 часов вывести её войска из Финляндии – на севере у наших границ. Немцы согласились, но просили об отсрочке – 70 часов, что и было дано.

       22 июня 1941 года:
       Речь Молотова была не очень удачной. Он призывал сплотиться вокруг большевистской партии. Ясно, что [нас] застали врасплох. Скрыли всё, что многие, по-видимому, знали из немецкого и английского радио.

       23 июня 1941 года:
       Только в понедельник выяснилось несколько [серьёзно] положение. Ясно, что опять, как [в войне] с Финляндией, власть прозевала. Бездарный ТАСС со своей информацией сообщает чепуху и совершенно не удовлетворяет. Ещё никогда это не было так ярко, как теперь.

       3 июля 1941 года:
       29.VI.1941 появилось в газетах воззвание Академии Наук «К учёным всех стран», которое и я подписал. Это – первое воззвание, которое не содержит раболепных официальных восхвалений: «Вокруг своего правительства, вокруг И.В. Сталина»; говорится о фашизме: «Фашистский солдатский сапог угрожает задавить во всём мире яркий свет человечества – свободу человеческой мысли, право народов самостоятельно развивать свою культуру». Выдержано [так] до конца. Я думаю, что такое воззвание может сейчас иметь значение.

       4 июля 1941 года:
       1 июля 1941 года образован Государственный Комитет Обороны из Сталина, Молотова, Ворошилова, Маленкова, Берия. В общем, ясно, что это идейная диктатура Сталина.

       13 июля 1941 года:
       Становится все яснее и яснее, что переезд Академии в Томск может кончиться развалом большой научной работы и патологическим проявлением реального состава её – и правительственного – аппарата. Хаос государственной структуры – в области, которая является второстепенной в понимании людей, стоящих у кормила власти.
       В этот исторический момент резко проявилась... сущность «тоталитарных организаций»: нашей – коммунистической и германской национал-социалистической. В обоих случаях – диктатура, и в обоих случаях жестокий полицейский режим. В обоих случаях мильоны людей неравноправных...

       18 июля 1941 года:
       Ужасно неприятное впечатление у меня от замены исторических названий городов: Горький – Нижний Новгород, Молотов – Пермь, Калинин – Тверь.
       Поражает полное отсутствие сведений о войне – с Москвы; даже в городах не знают.

       18 июля 1941 года:
       Плохая – бездарная – информация; с этим приходится мириться. То же и в Наркомате иностранных дел. Серые люди. [Всё одно и] то же, что видишь кругом. Партия-диктатор – вследствие внутренних раздоров – умственно ослабела: ниже среднего уровня интеллигенции страны. В ней всё растет число перестраховщиков, боящихся взять на себя малейшую ответственность.

       20 июля 1941 года:
       Медленно растёт – но растёт – разгромленное живое течение, [существовавшее] до диктатуры печальной ГПУ.

       23 июля 1941 года:
       Вчера уже на станции узнали о бомбардировке Москвы – в ночь с 21 на 22-е, – [прошёл] месяц войны. Говорят, 200 самолетов немецких прорвались, из них 20 прорвались к Москве – бомбы брошены в окрестностях Москвы, есть жертвы. Впечатление здесь среди нас, москвичей, огромное.

       25 июля 1941 года:
       С Мандельштамом – о Мысовском (он видел у меня его книжку об атомном ядре). Его отзыв о Мысовском, как всех физиков, явно неверный. Многое он приписывает Курчатову, что в действительности принадлежит Мысовскому, который необычно безразлично относился к защите своих достижений.

       30 июля 1941 года:
       Вчера жена Рихтера красочно передала впечатление [от] первого налета на Москву 21/22 VII. Основное впечатление – по существу неверное изложение [этого] Информационным бюро. Надо в эту почти единственную реальную информацию вносить коренные поправки. Молчание Информбюро не означает, что налетов [на Москву] не было. Во главе [информационной службы] стоят бездарные, ограниченные люди – каковы и Ярославский, и Лозовский; это сказывается и в их статьях, и в их выступлениях. Мы знаем об окружающем только по таким фальсифицированным данным. Надо вносить поправку – из гущи жизни и [своего] жизненного опыта: охвата происходящего, сознательно и глубоко переживаемого с 1873 года (если не раньше) по 1941 год – больше 60-ти лет. Трутни и полиция – язвы, которые вызывают гниение, – но здоровые основы, мне кажется, несомненно преобладают. Страна при мильонах рабов (лагеря и высылки НКВД) выдержит эту язву, так как моральное окружение противника – ещё хуже.

       1 сентября 1941 года:
       Резкое противоречие между действительностью и официальными сводками. Радио и официальная информация всё больше не удовлетворяют: поразительна бездарность советского аппарата. Население совершенно не понимает, что происходит.Отчего оставлены Екатеринославль, Одесса и т.п.? Отчего инициатива всё время в руках немцев? Что будет через месяц? Я думал, что война кончится к зиме. Теперь появляются опасения. Кончится к зиме в том смысле, что движение немцев будет остановлено.

       13 сентября 1941 года:
       Оставление Чернигова. Сводки всё больше возбуждают недоумений. Никаких сведений о боях («Бои на всем фронте») – и в то же время постоянные «отступления». Сводки наполнены партизанами, где, возможно, много выдуманного. В то же время ополченцы уже в бою. Где войска? Опять растут зловещие слухи – сдача двух генералов на юге, украинское националистическое движение. Говорят, масса раненых в Сибири – Томске и т.д.

       20 сентября 1941 года:
       Сегодня по радио появилось известие о прорыве в Киев немцев. Настроение кругом тяжёлое. Вновь возобновились известия о поражении – прорыве [немцев] на юге при начале войны, сдаче двух генералов с войсками. Говорят, что в Киеве нет войск, так как армия отрезана в Бессарабии, [говорят] о бездарности Буденного и К°. Гитлер свой план захвата Украины исполнил. Но население сознает [создавшееся положение] – и это скажется.

       6 октября 1941 года:
       После оставления Киева и взятия Полтавы резко изменилось настроение. Многие не верят известиям; радио – бездарное и часто глупое – [говорит] о мелочах, когда ждут точных данных; [его] начинают менее слушать. Резкое падение уверенности в успешный конец войны. Говорят об измене. Думают, [виноваты] украинцы, что если немцы объявят о собственности земли, то на Украине они найдут поддержку. Как бы там ни было, занятие [немцами] всей Украины и исчезновение нашей Южной армии всех смущает. Получается такое впечатление, что Одессу, Киев, Ленинград, Москву защищают партизаны и население, частично (Одессу и Ленинград) – моряки. Но где армия? Какая территория занята? Сегодня узнаём о том, что румыны заняли Кишинев, давно… Очевидно, первое впечатление о Германии должно было быть такое, о котором мы не имели понятия – и которое от нас было скрыто ложными, приукрашенными извещениями Информбюро. Население не получает хлеба – семьи взятых на войну не могут купить хлеба. Большое недовольство и тревога.

       16 октября 1941 года:
       Резкое изменение настроений о войне. Ясно для всех проявляется слабость вождей нашей армии и реально считаются с возможностью взятия Москвы и разгрома. Возможна гибель всего моего архива и библиотеки. Когда я уезжал [из Москвы] в июле – мысль о возможности потери и гибели мелькала, но не чувствовалась реально, как она выступает сейчас.

       28 октября 1941 года:
       Приехали [новые эвакуированные] из Москвы и Ленинграда, и впервые получились более точные данные. Глубокое разочарование и тревога проявляются кругом. И ясно для всех выступает причина – бездарность центральной власти, с одной стороны, и власть партийных коммунистов-бюрократов, столь хорошо нам известная на каждом шагу, – [с другой]. Мариуполь взят [немецкими] парашютистами во время заседания областного комитета партии, – и секретарь партии бежал первый. В Москве в очередях антисемитское настроение. В центре нет людей.

       2 ноября 1941 года:
       Невольно мысль направляется на ближайшее будущее. Крупные неудачи нашей власти – результат ослабления её культурности: средний уровень коммунистов и морально, и интеллектуально – ниже среднего уровня беспартийных. Это сказалось очень ярко уже в первых столкновениях – в Финляндской войне, и сейчас сказывается катастрофически. Я не ожидал тех проявлений, которые сейчас сказались. Будущее неясно.

       15 ноября 1941 года:
       В мировом столкновении мы тоталитарное государство.

       16 ноября 1941 года:
       Три факта бросаются в глаза, резко противоречащие словам:
       1. Двойное на словах правительство – Центральный Комитет Партии и Совнарком. Настоящая власть – Центрального Комитета Партии, и даже диктатура Сталина. Это – то, что связывало нашу организацию с Гитлером и Муссолини.
       2. Государство в государстве: власть – реальная – ГПУ и его долголетних превращений. Это – нарост, гангрена, разъедающая партию, – но без неё не может она в реальной жизни обойтись. В результате – мильоны заключенных рабов, в том числе, наряду с преступным элементом.
       3. Истребление ГПУ и партией своей интеллигенции... Партия «обезлюделась», и многое в её составе – загадка для будущего. Сталин, Молотов – и только. Остальное для наблюдателя – серое.
       Одновременно с этим создаётся:
       1) традиция такой политики;
       2) понижение морального и умственного уровня партии по сравнению со средним уровнем моральным и умственным – страны.
       При этих условиях смерть Сталина может ввергнуть страну в неизвестное.
       Ещё ярче это проявляется в том, что в партии – несмотря на усилия, производимые через полицейскую организацию, всю проникнутую преступными и буржуазными по привычкам элементами, – очень усилился элемент воров и тому подобных элементов.
       Наряду с этим единственный выход, непосильный для власти:
       1) реорганизация – коренная – ГПУ и его традиций. Возможно ли это?
       2) полная неудача снабжения населения нужными предметами потребления после 24 лет [советской власти] – то есть неправильная организация – дорогая и приводящая к голоду и бедности – торговли.
       В сущности, и в Финляндии, и в этой войне это всё [сказалось и] сказывается, и впереди неизбежны коренные изменения – особенно на фоне победы нашей и англосаксонских демократий, мне [эти изменения] представляются – несомненными. Будущее ближайшее принесет нам много неожиданного и коренное изменение условий нашей жизни. Найдутся ли люди для этого?

       28 ноября 1941 года:
       И мне вспомнились высказывания И.П. Павлова – помню, несколько раз он возвращался к этой теме. Он определённо считал, что самые редкие и самые сложные структуры мозга – государственных людей Божьей милостью, если можно так выразиться – прирожденных политиков. Это выражение, вероятно, не его. И это, я думаю, верно. Особенно ясно для меня становится это, когда в радио слышится его [Сталина] речь: зычный и неприятный кавказский акцент. И при таких предпосылках такая власть над людьми и такое впечатление на людей. Реальные условия жизни вызывают колоссальный приток всех воров, которые продолжают лезть в партию, [умственный] уровень которой в среде, в которой мне приходится вращаться, ярко ниже беспартийных.

       5 декабря 1941 года:
       Я думаю, что убийство [Кирова] было сделано партийными, [которые] хотели – и успели (Ягода) – перевести внимание террористов на других лиц.
Tags: Берия, ВКП (б), Вавилов, Великая Отечественная Война, Вернадский, Ворошилов, ГПУ, Гитлер, Киров, Курчатов, Луначарский, Маленков, Молотов, Муссолини, Мысовский, НКВД, СССР, Сосо Бесович Джугашвили, Сталин, Туполев, Ягода, академик Павлов И.П., биография, большевизм, колхозы, коммунизм, красная профессура, советская власть, советское государство, тоталитаризм
Subscribe

Posts from This Journal “советская власть” Tag

promo nampuom_pycu march 2, 22:20 14
Buy for 20 tokens
Предшественники Мордехая Леви (Карла Маркса) всё время спотыкались об утверждения своих политических оппонентов, которые в ответ на критику социалистами существующей капиталистической системы просили их предоставить план будущего общественного строя, отличного от капитализма. Ответить на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments