Патриот Руси (nampuom_pycu) wrote,
Патриот Руси
nampuom_pycu

Categories:

«Чёрный нал» для коммунистической номенклатуры и уклонение её от налогов при уголовнике Джугашвили.



       «Зарплата у нас была, конечно. Видите, в отношении нас это нарушалось, потому что зарплата, а кроме того, всё обеспечено. Фактически на государственном обеспечении. Я сейчас точно не могу сказать, сколько мне платили – менялось это несколько раз. После войны, кроме того, это уже инициатива Сталина, ввели так называемые пакеты. В закрытом пакете присылали деньги, очень большие деньги – военным и партийным руководителям. Нет, это было, конечно, не совсем правильно. Размеры были не только чрезмерны, а неправильны. Это я не только не отрицаю – не имею права и ничего возразить.»
       (Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Феликса Чуева. 18.12.1972 г.)



       «После первого же месяца работы для меня открылось нечто новое в материальном обеспечении областного руководства. Зав. финхозсектором принес ко мне в кабинет зарплату, положил на стол ведомость, указывая пальцем графу, в которой надо расписаться. Я глянул и обомлел. Там стояло: 1800 руб. То есть на триста рублей ниже, чем я получал в горкоме, и почти в два раза меньше, чем в последний год работы в должности заместителя директора завода. Вот это да... Как же я проживу со столькими ртами?.. Ведь за одну квартиру из четырех комнат, которую мне предоставили, нам предстоит платить в среднем по четыреста в месяц. Но я молча расписываюсь за мизерную зарплату. Финансист убрал ведомость и достает из папки конверт. – А это ваше ежемесячное пособие. На конверте надпись: "4000 руб."
       – Какое пособие? В связи с переездом?
       – А разве Иван Павлович не объяснял? Это пособие идет как дополнительная зарплата. Оно не облагается никакими налогами. А подъемные на переезд вы получите само собой. Он достает еще конверт и кладёт передо мной заготовленную расписку в получении:
       – Здесь положенное по закону: на вас – месячный оклад и на членов семьи – по четверти оклада.
       Когда я принес домой эту кучу денег, – около десяти тысяч рублей, Клава всплеснула руками: – Мамочки! Что мне с такими деньгами делать?!
       Так для меня открылась тайна "конвертов", о которых я краем уха слышал, но никогда не пытался разузнать, что же это значит. Позднее я узнал, что первый секретарь и председатель облисполкома получали "в конвертах" по семь тысяч, дополнительные безналожные выплаты шли и заведующим отделами обкома и облисполкома. Остальные работники аппарата никаких добавок не получали. Как мне станет известно уже в Киеве, в республиканских органах тоже существовали "конверты" и в ббльших размерах в союзных, а "вложения" в них были значительно весомее.
       "Конверты" получали и все союзные и республиканские министры, их заместители, депутаты Верховного Совета СССР. Работники высшей номенклатуры пользовались еще и государственными дачами. Но круг их был весьма ограничен. Спустя полгода по инициативе Н.С. Хрущёва "конверты" были отменены. Выступая на одном из расширенных пленумов ЦК, Никита Сергеевич прямо назвал эту систему, заведенную Сталиным, ничем иным, как подкупом руководящего состава. "Чтобы знали, из чьих рук кормятся и были послушнее". Считаю, он поступил правильно.»
       (Ляшко Александр Павлович, секретарь обкома. Из книги «Груз памяти».)



       «Была сохранена и даже упрочена сталинская система временных денежных довольствий, которая явилась катализатором социального расслоения в аппарате. (Она была введена после денежной реформы 1947 г. и давала возможность узкому кругу лиц получать к заработной плате 2–3 оклада дополнительно. Размеры довольствий находились в строгой зависимости от иерархического положения работника: чем выше был его должностной статус, тем большее количество должностных окладов ему полагалось.) Так, например, с мая 1953 г. увеличивались выплаты временного денежного довольствия ряду руководителей в регионах, среди которых значились секретари и заведующие отделами обкомов .
       Например, в Томском обкоме КПСС с 1 мая 1953 г. первому секретарю В. А. Москвину временное денежное довольствие было установлено в размере 7000 руб., а секретарям обкома по 4 500 руб. в месяц (ЦДНИТО. Ф. 607. Оп. 1. Д. 1908. Л. 52).
       Несмотря на предпринятые новации, разрыв в уровне заработной платы с учетом денежного довольствия у работников партаппарата различных уровней оставался колоссальным. Диспропорции были еще более ощутимы при сравнении материального положения партийных работников и обслуживающего персонала партийных органов. Например, в 1956 г. по Кемеровскому обкому КПСС предусматривалась выплата заработной платы столяру обкома 740 руб. в месяц, слесарю – 400, полотеру – 310, уборщицам и гардеробщицам – 270 руб (ГАКО. Ф. П-75. Оп. 8. Д. 40. Л. 21)
       До июня 1959 г. членам семей первых секретарей обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик, заведующих и заместителей заведующих отделами ЦК КПСС за счет партийного бюджета выдавались льготные санаторные путевки, которые оплачивались ими лишь наполовину. Советский аппарат такие льготные путевки предусмотрел для более широкого круга работников: за 50 % от стоимости путевки могли отдохнуть члены семей заместителей председателей облисполкомов, крайисполкомов, Советов Министров автономных республик, а также всех ответственных работников аппарата Совета Министров РСФСР. Разумеется, партийные работники, должность которых соответствовала льготным категориям работников советского аппарата, никак не могли оставаться равнодушными к столь очевидной «несправедливости».
       Управделами ЦК КПСС Крупин в своей просьбе в ЦК КПСС так и сформулировал её основной мотив: «имеющийся разнобой в этом деле вызывает нарекания со стороны отдельных секретарей обкомов, крайкомов, ЦК компартий союзных республик и ответственных работников аппарата ЦК КПСС» . В результате один член семьи указанных категорий работников партаппарата стал получать ежегодную льготную санаторную путевку.
       Эти факты свидетельствуют о серьёзных диспропорциях в материально-бытовом снабжении партийного и советского аппаратов. Если при Сталине не наблюдается серьезных различий в обеспечении равнозначных уровней партийных и советских органов, то с конца 1950-х гг. несомненный приоритет стал принадлежать партийным органам. Показательна в этом отношении просьба Председателя Совета Министров РСФСР Ф. Р. Козлова, направленная в Бюро ЦК КПСС по РСФСР, где он просил распространить введенные для первых секретарей обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик льготы на соответствующие категории председателей исполкомов. В ответ на это Управляющий делами ЦК Крупин ответил, что «ссылка на партийные решения вряд ли основательна, так как по советскому бюджету имеются такие дополнительные бытовые расходы, которых нет по партийному бюджету, и партийные работники в этих случаях каких-либо претензий не предъявляют»(РГАНИ. Ф. 5. Оп. 26. Д. 77. Л. 50.)»
       (А.Б. Коновалов "Модернизация системы номенклатурных льгот и привилегий».)



       «С 1 мая 1953 г. увеличивались выплаты временного денежного довольствия региональным руководителям – секретарям и заведующим отделами обкомов (крайкомов), председателям облисполкомов (крайисполкомов). Так, размер довольствия первого секретаря регионального партийного комитета КПСС вырос с 4 020 до 7 тыс. р., а секретарей обкома – с 3 015 до 4 500 р. в месяц [12, д. 1908, л. 52]. Лишь постановлением Президиума ЦК КПСС от 16 марта 1956 г. о новом денежном довольствии номенклатуры, предусматривалось снижение размера довольствия. Важной новацией стало расширение круга местных партийных работников, имевших право на выплату довольствия – до должностей зав. отделами горкомов областного центра (от 100 до 1 000 р.) [6, с. 14.].
       Однако, несмотря на предпринятую меру, разрыв в материальном положении между номенклатурными работниками разных уровней оставался по-прежнему значительным – в 3-5 раз. Так, на партконференции Кировского района Новосибирска в 1957 г. руководству района были заданы вопросы, поставившие его в затруднительное положение: «Почему грубое нарушение принципа социализма в оплате труда, допущенное Сталиным…, до настоящего времени не выровнено? Примером этого может служить громадный разрыв между минимальной и максимальной заработной платой – 300 и 30 000 р. (с конвертами)… при Ленине существовал партминимум, который строго соблюдался», «Как предполагается выполнять установку ХХ съезда о снижении сверхвысоких окладов у руководящих работников, которые накапливают капиталы в сбербанках…?» [4, л. 15–19]
       Достаточно скоро советские бюрократы, запросы которых остались прежними, а возможности резко сузились, нашли выход из положения. Никакого официального решения о повышении зарплаты не принималось. Но то одни, то другие крупные аппаратчики "в связи с тяжелым материальным положением" просили установить им "временное денежное довольствие". По-видимому, первое решение такого рода было принято уже в июне 1948 года: Политбюро удовлетворило просьбу первого секретаря Севастопольского горкома ВКП(б) и председателя Севастопольского горисполкома.
       Достаточно скоро выдача "временного денежного довольствия" превратилась в строго отработанную систему. Были установлены нормы для чиновников всех рангов. К примеру, член коллегии союзного министерства и приравненный к нему заведующий сектором ЦК ВКП(б) получали конверт с 5000 руб., платить налоги и партвзносы с которых не требовалось. Заместитель министра и заместитель заведующего отделом ЦК получали уже 10 000 руб., а первые заместители – 15 000 руб. Министр и завотделом получали конверты с 20 000 руб. при официальной зарплате в 5000 руб. К сожалению, никаких свидетельств о том, сколько получали чиновники более высоко ранга, найти не удалось – но можно предположить, что ступенька 5000 руб. сохранялась по всей служебной лестнице Совмина и ЦК.
       Руководителям самого высокого уровня и аппаратчикам в регионах, как правило, конверт с наличными вместе с ведомостью доставляли прямо в кабинет. А в Москве наделенные "временным денежным довольствием" чиновники получали свои конверты в неприметной сберкассе на улице Владимирова (ныне Никольский переулок). Подателю удостоверения предлагали расписаться в ведомости и выдавали пакет. Чаще всего получатели здесь же вносили деньги на счет. Афишировать получение больших сумм не рекомендовалось.
       Говорят, что Сталин смирился (на самом деле был инициатором) с этой системой доплат потому, что она была своеобразным противовесом взяточничеству. Зачем брать на лапу, если ты и так можешь законно получить крупную сумму в конверте? Однако ежемесячно на "временное денежное довольствие" уходили огромные суммы: накануне смерти Сталина его стали получать даже уволенные из партаппарата люди – чтобы на новой работе они не чувствовали себя наказанными материально.
       И в мае 1953 года сменивший Сталина на посту главы правительства Маленков попытался снизить нагрузку на государственный и партийный бюджет. 26 мая 1953 года было принято постановление Совета министров СССР об изменении норм "временного денежного довольствия". Маленков резко уменьшил размеры выплат одним правительственным чиновникам союзных республик и полностью лишил конвертов других. Одновременно он разрушил систему равенства доплат партийным и советским чиновникам одного уровня.
       Секретарь ЦК КП Киргизии Исхак Раззаков жаловался на эту несправедливость секретарю "большого" ЦК Хрущеву: "До постановления от 26 мая 1953 года заведующие отделами ЦК КП Киргизии получали денежное довольствие в одинаковых размерах, как и министры республики, а заместители заведующих отделами ЦК – наравне с заместителями министров. После же постановления Совета министров СССР заведующим отделами ЦК КП Киргизии денежное довольствие стало выплачиваться в размере 3000 руб., заместителям заведующих отделами ЦК – 2000 руб. А министрам оно выплачивается в сумме 4000 руб., заместителям министров – 3000 руб., тогда как в обкомах и облисполкомах размер денежного довольствия, установленный партийным работникам, соответствует суммам денежного довольствия работников советских органов".
       И Хрущёв отвечал на это и все подобные письма, что исправит положение в будущем финансовом году. Видимо, эта отзывчивость и помогла Хрущеву стать в том же 1953 году первым секретарем ЦК и оттеснить от власти совершившего непростительную аппаратную промашку Маленкова. Однако сам Никита Сергеевич очень скоро понял, что выплачивать "временное денежное довольствие" – непосильное бремя для бюджета, и в январе 1957 года система ежемесячной выдачи пухлых конвертов была отменена. Причём в качестве одного из обоснований решения партаппарату напомнили о ленинском партмаксимуме.»
       (Калинина Ольга Николаевна "Социальный статус и материально-бытовое обеспечение региональной партийно-советской номенклатуры западной Сибири в 1953-1964 годах".)



       «В 1951 денежный оклад секретарей Свердловского областного комитета Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) равнялся 1800-2000 рублей в месяц (первого – 2000, второго и двух других секретарей – 1800 рублей), заведующего отделом – 1800 рублей, заместителя заведующего отделом – 1400 рублей, заведующего сектором – 1250 рублей, инструктора – 1050-1150 рублей.
       Для сравнения приведем несколько цифр. Среднемесячная зарплата рабочих промышленности в указанном году составила 1041 рубль. В июне того же года зарплата мастера составила: на Уральском заводе тяжелого машиностроения – 983 рубля, на приборостроительном заводе №50 – 879 рублей. За тот же период времени зарплата технолога составила: на УЗТМ – 1 472, а на Верхне-Исетском заводе – 1 562 рубля.
       Кроме того, все партийные функционеры получали раз в год примерно столько же в качестве так называемых «больничных». Но и это было еще не всё: представители верхнего слоя партийной номенклатуры до 1956 ежемесячно получали значительные суммы в упомянутых «конвертах». Ни один известный нам источник не отвечает прямо на вопрос, сколько же денег вкладывалось в эти конверты. Но если внимательно изучить лицевые счета, например, работников Свердловского обкома партии того периода, то можно обнаружить интересные закономерности. Так, все работники обкома дружно приобретали облигации государственных займов, причём на определенные суммы, отсчет которых велся от размера должностного оклада. При этом бросается в глаза, что в том же 1951 году одни из них подписались на займ в размере до одного оклада или чуть более (все работники до уровня заместителя заведующего отделом включительно), другие – чуть более двух с половиной окладов (заведующие отделами), третьи – примерно на четыре с половиной оклада (секретари обкома, кроме первого), а четвертые (точнее – четвертый, первый секретарь обкома) – даже пять с половиной. (При окладе 2000 рублей он подписался на займ в сумме 11000 рублей).
       Можно, конечно, предположить, что по мере карьерного роста повышалась и «сознательность» работника, толкающая его на дополнительные материальные пожертвования в пользу государства. Но нам представляется более логичным допустить, что партийные работники, получающие доплаты в «конвертах», несли (один раз в год) и соответствующую этим доплатам денежную повинность. Наше предположение подтверждается тем, что как только в 1956 «конвертные» доплаты были отменены, то сразу же почему-то резко снизилась и «сознательность» руководящих партийных работников: в следующем, 1957-м, году они подписались на очередной займ как все остальные работники – в размере половины оклада.
       Отсюда, по нашей логике, следует, что «конвертные» доплаты в обкоме партии получали чиновники, начиная с уровня заведующего отделом. Размеры же этих ежемесячных доплат, как мы обоснованно полагаем, были примерно следующими: заведующие отделами – 2-3 оклада, секретари обкома (кроме первого) – 3-4 оклада, первый секретарь обкома – 5 окладов.
       Интересен тот факт, что руководители партийных организаций крупных предприятий (так называемые парторги ЦК КПСС) имели более высокие денежные оклады, чем даже штатные работники обкома партии. Партийные руководители такого ранга имелись на всех важнейших экономических объектах области: предприятиях машиностроения (заводы «Уралэлектроаппарат», Турбомоторный завод, Уральский завод тяжелого машиностроения, завод «Уралхиммаш», Уральский вагоностроительный завод), военного назначения (например, завод №9 и других), черной и цветной металлургии (Богословский алюминиевый, Верх-Исетский металлургический, Красноуральский медеплавильный, Новотагильский металлургический, Первоуральский новотрубный, Пышминский медеплавильный, Северский металлургический, Серовский металлургический, Уральский алюминиевый и другие), горнодобывающей промышленности (Гороблагодатский рудник, Дегтярское рудоуправление, разрезы №1 и №2 треста «Вахрушевуголь» и другие), строительных трестов («БАЗстрой», «Тагилстрой», «Уралалюминстрой» и другие), электростанций (Туринская и Среднеуральская ГРЭС, Красногорская ТЭЦ и другие), химии (Коксохимический завод) и других отраслей.
       Все вышеперечисленные парторги получали свои зарплаты через бухгалтерию обкома партии, где велись их лицевые счета. При этом месячные оклады данных партработников, как нам удалось установить, в 1951-1956 годах находились в пределах 2000-3000 рублей. Но интересно, что из них самые высокие были у парторга артиллерийского завода №9 – 3000 рублей – и у парторга «Уралалюминстроя» – около 2700 рублей (с надбавками). Большинство остальных получали 2000 рублей в месяц. Правда, есть веские основания полагать, что кроме этого они получали вторую зарплату на курируемых ими предприятиях (это, видимо, заменяло парторгам упомянутые «конверты»).
       Во всяком случае, такой вывод можно сделать по обнаруженной нами в архиве справке. Она была выписана парторгу завода «Уралэлектроаппарат» бухгалтерией районного комитета партии для предъявления в бухгалтерию обкома в том, что он «…работает парторгом ЦК КПСС на заводе «Уралэлектроаппарат» с 13 июля 1955 года. Заработную плату выплачивали из расчета 1400 рублей в месяц. С 3 октября 1955 года по 21 октября 1955 года находился в отпуску за счет завода». В то же время, согласно лицевому счету данного парторга в бухгалтерии обкома партии, его «партийный» оклад составлял 2000 рублей в месяц...»
       (В.Н. Мамяченков "Денежные доходы работников партийных органов Свердловской области в 1950-х годах".)

       Выборку составил: vasiliy_eremin

Tags: «при Сталине такого не было», ВКП (б), КПСС, Сосо Бесович Джугашвили, Сталин, Хрущёв, класс номенклатуры, номенклатурная «кормушка», уклонение от налогов
Subscribe

Posts from This Journal “«при Сталине такого не было»” Tag

promo nampuom_pycu март 2, 2019 22:20 18
Buy for 20 tokens
Предшественники Мордехая Леви (Карла Маркса) всё время спотыкались об утверждения своих политических оппонентов, которые в ответ на критику социалистами существующей капиталистической системы просили их предоставить план будущего общественного строя, отличного от капитализма. Ответить на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments